Публикации | Комментарии | 2016

Трансформация партийно-политического ландшафта ФРГ

15-04-2016 | Комментарий
Автор: Василий Федорцев

В Германии продолжается затяжное падение рейтинга двух ведущих, а в настоящее время также и правящих партий – ХДС и СДПГ. Согласно свежим опросам социологических институтов рейтинг ХДС (вместе с ХСС) на федеральном уровне оценивается в диапазоне 31,5-36%, а рейтинг СДПГ – 19,5-22%, что является наиболее низким показателем за период легислатуры действующего бундестага. Одновременно наблюдается рост поддержки «малых» партий, и в первую очередь «Альтернативы для Германии» (АдГ), набирающей уже порядка 12-14% [1]. Данные тенденции ставят серьезный вопрос о том, какова будет расстановка сил в бундестаге и как будет выглядеть правящая коалиция после выборов 2017 года.

Нисходящий тренд поддержки ХДС/ХСС и СДПГ наметился в сентябре прошлого года с началом миграционного кризиса и, собственно, стал результатом недовольства значительной части немецкого населения официальной политикой «открытых дверей». За полгода рейтинг ХДС/ХСС упал примерно на 6-8 процентных пунктов, а рейтинг СДПГ – на 4-5 пунктов. Существенно снизилась и поддержка возглавляющих правительство партийных лидеров – канцлера Ангелы Меркель (ХДС) и вице-канцлера Зигмара Габриеля (СДПГ) [2].

Но для АдГ миграционный кризис стал настоящим подарком. Именно так выразился в декабре прошлого года вице-спикер партии Александр Гауланд [3]. АдГ активно использовала ситуацию, развернув массированную пропагандистскую кампанию, направленную, с одной стороны, на эксплуатацию страхов граждан перед наплывом беженцев, а с другой стороны – на критику действующего правительства. Результатом стал беспрецедентный рост рейтинга АдГ: с 4-5% в сентябре до указанных 12-14% в настоящее время.

Основным «электоральным донором» партии стали ХДС/ХСС, но, как показали итоги прошедших 13 марта выборов в ландтаги земель Баден-Вюртемберг, Рейнланд-Пфальц и Саксония-Анхальт, голоса в пользу АдГ теряют практически все ведущие партии. Например, в Саксонии-Анхальт, где АдГ удалось получить на выборах в марте 24,2% голосов, худший результат по сравнению с прошлыми выборами показали все остальные основные партии кроме СвДП. При этом ХДС потеряла меньше 3%, в то время как СДПГ – почти 10%, а «Левые» – больше 7%.

Необходимо отметить, что СвДП, которая по итогам выборов 2013 года впервые за послевоенную историю Германии выбыла из бундестага, активно восстанавливает свои позиции и на сегодня имеет все шансы вновь преодолеть избирательный барьер на выборах в федеральный парламент: ее рейтинг составляет порядка 7%.

Таким образом, на данный момент шансы пройти в бундестаг имеют шесть партий: ХДС/ХСС, СДПГ, «Зеленые», «Левые», СвДП и АдГ. При этом надо учитывать тот факт, что на прошедших в марте земельных выборах АдГ набрала на 25-30% больше голосов, чем показывали проведенные накануне опросы. Причиной стали отданные за партию голоса избирателей, которые раньше вообще не участвовали в выборах, а также тех, кто принимал решение в последний момент. То есть, если провести экстраполяцию, можно предположить, что реальный результат АдГ на выборах в бундестаг сегодня мог бы составить порядка 15-18%.

Принимая также во внимание результаты ставших крайне успешными для АдГ мартовских земельных выборов, можно говорить о начавшихся серьезных изменениях в партийно-политической системе ФРГ. Эта система, которая некогда была де-факто трехпартийной, затем, с появлением «Зеленых», стала четырехпартийной, а после объединения Германии и вхождения в бундестаг Партии демократического социализма (с 2007 г. – «Левые») – уже пятипартийной, теперь переходит в шестипартийную.

Одним из основных результатов этой трансформации станет ограничение возможностей партий по формированию правящих коалиций в традиционных форматах, что будет подталкивать их к ранее казавшимся маловероятными или вообще невозможными союзам. Сложности при формировании правящих коалиций были заметны уже в рамках пятипартийной системы, но в настоящее время, по итогам прошедших земельных выборов, они начинают проявлять себя в полной мере.

В марте АдГ получила значительное число мест в ландтагах Баден-Вюртемберга, Рейнланд-Пфальца и Саксонии-Анхальт, однако остальными партиями она не признается в качестве возможного коалиционного партнера из-за ее крайне правых позиций. Соответственно, правящие коалиции большинства  должны быть сформированы исходя из тех мест в земельных парламентах, которые не отошли АдГ, что стало непростой задачей, даже учитывая тот факт, что во все три ландтага прошло только по пять партий. Поскольку возможные в данной ситуации варианты свелись к нетипичным или даже беспрецедентным для Германии коалиционным форматам. В результате после выборов во всех трех землях можно было наблюдать борьбу партийных принципов с пониманием необходимости не допустить политического кризиса и «дать отпор» АдГ, то есть все-таки сформировать правительства.

В Баден-Вюртемберге на данный момент почти договорились о формировании «зелено-черной» коалиции, в которую ХДС, набравшая на выборах только 27%, должна войти на правах младшего партнера «Зеленых», получивших 30,3% голосов. Такой вариант, безусловно, унизителен для христианских демократов, и они все еще пытаются добиться для себя «фактически ведущей роли» в будущем земельном правительстве [4]. Но он является, по сути, единственным после того, как СДПГ и СвДП отвергли другие две возможности: т.н. «светофор» из СДПГ, СвДП и «Зеленых», который до этого всего несколько раз формировался на земельном уровне в начале 90-х годов, и еще более экзотичную т.н. «германскую коалицию» (по цветам немецкого флага) из ХДС, СДПГ и СвДП, встречавшуюся последний раз в 50-х годах прошлого века и также только на земельном уровне.

В Рейнланд-Пфальце партиям приходится сегодня выбирать только из двух вариантов — «большой коалиции» ХДС и СДПГ и того же «светофора». При этом ни ХДС, находящаяся в этой земле в оппозиции с 1991 г., ни СДПГ, возглавлявшая весь последующий период правительство, практически не рассматривают вариант «большой коалиции». Как отмечала кандидат на пост земельного премьер-министра от СДПГ Малу Дрейер сразу после выборов, «большая коалиция» может стать только «крайним вариантом». Поэтому кабинет, по всей видимости, здесь будет формировать коалиция из СДПГ, «Зеленых» и СвДП, хотя переговоры еще продолжаются.

Наиболее интересная ситуация сложилась в Саксонии-Анхальт, где АдГ получила 25 из 87 мест в ландтаге, а остальные распределились следующим образом: ХДС — 30 мест, «Левые» — 16,  СДПГ — 11, «Зеленые» — 5 мест. При этом надо учитывать, что для ХДС также и «Левые» являются неприемлемым партнером по коалиции, причем, вероятно, даже в большей степени, чем АдГ. Соответственно, единственным возможным вариантом правящей коалиции без участия АдГ здесь является т.н. «кенийская коалиция» [5] из ХДС, СДПГ и «Зеленых», которая в Германии до настоящего времени ни разу не формировалась ни на земельном, ни тем более федеральном уровне. Возможность «кенийской коалиции» на земельном уровне только один раз была предметом межпартийных переговоров — после выборов в 2014 г. в Тюрингии в качестве альтернативы также до того момента беспрецедентной коалиции «Левых», СДПГ и «Зеленых», однако тогда переговоры не завершились успехом.

Но несмотря на то, что «кения» является сегодня практически безальтернативным вариантом в Саксонии-Анхальт, коалиционные переговоры между ХДС, СДПГ и «Зелеными» продвигаются трудно, балансируя на грани срыва. И хотя сегодня речь идет уже о завершающей фазе переговорного процесса, между партиями сохраняются противоречия по отдельным вопросам социальной политики, а также нет единства во взглядах на распределение портфелей в будущем правительстве.

На этом фоне в ХДС Саксонии-Анхальт многие проявляют недовольство перспективой создания «кенийской коалиции», и в частности возможным участием в правительстве «Зеленых». В качестве альтернативы предлагается вариант правительства меньшинства, то есть самостоятельного правления ХДС при формировании коалиций ad hoc. По словам вице-председателя фракции ХДС в ландтаге Саксонии-Анхальт Ульриха Томаса, такой вариант на сегодня не исключен [6].

При этом нельзя также исключать, что в случае выбора в пользу самостоятельного правления ХДС вполне может сблизиться в Саксонии-Анхальт с АдГ и даже формировать с ней неформальные коалиции при голосовании по отдельным вопросам. Определенные предпосылки для этого уже наблюдаются: на прошедших 12 апреля выборах председателя вновь избранного ландтага и его заместителей за кандидата на пост заместителя от АдГ Даниеля Рауша было отдано 46 голосов, 21 из которых очевидно принадлежат не АдГ, а другим фракциям (голосование было тайным). Это вызвало серьезный скандал, особенно при учете того, что председатель парламента Харди Петер Грюссау (ХДС) был избран всего 47 голосами, то есть получил только на один голос больше, чем кандидат от АдГ. По мнению «Радио Германии», дополнительные голоса за Рауша были отданы представителями правого крыла фракции ХДС, которые больше всего недовольны перспективой «кенийской коалиции» и таким образом сигнализируют АдГ о близости позиций [7].

При сохранении существующих тенденций то, что происходит сегодня на земельном уровне, вполне может повториться на федеральном. Если АдГ после выборов 2017 года удастся сформировать относительно большую фракцию в бундестаге, это существенно ограничит остальным партиям пространство для маневра при формировании правящей коалиции. Еще недавно всерьез обсуждавшийся вариант «красно-красно-зеленой» коалиции из СДПГ, «Левых» и «Зеленых» в бундестаге-2017 сегодня выглядит уже маловероятным — не только из-за неспособности этих партий договориться между собой, но также исходя и из чисто арифметических соображений: из-за падения рейтинга СДПГ такая коалиция в настоящее время едва набирает 40%. Другой вероятный вариант — коалиция ХДС/ХСС и «Зеленых» — балансирует на грани получения большинства, хотя рейтинг «Зеленых» стабилен и даже демонстрирует небольшую тенденцию к росту.

Конечно, остается возможность новой «большой коалиции» ХДС/ХСС и СДПГ. Но, во-первых, этот формат тяготит обе партии, поскольку размывает их партийный профиль, что в свою очередь ведет к утрате поддержки избирателей. И это верно в первую очередь для СДПГ, выступающей в роли младшего партнера по коалиции: сегодня практически половина сторонников социал-демократов недовольна политикой правительства [8]. Собственно и вариант «красно-красно-зеленой» коалиции рассматривался именно как единственная возможность для СДПГ привести на пост канцлера своего кандидата. А во-вторых, не исключено, что вариант «большой коалиции» к 2017 году может утратить свою актуальность по тем же арифметическим соображениям. Тем более, что «кризис беженцев», подпитывающий рост поддержки АдГ, по всей видимости, далек от завершения, в то время как ХДС/ХСС и СДПГ уверенно двигаются в направлении утраты большинства: по некоторым опросам вместе они сегодня набирают всего 51% [9] против 67,2%, которые они получили на выборах 2013 года.

Безусловно, прогнозирование результатов предстоящих только через полтора года выборов в бундестаг является неблагодарным делом. Ситуация может еще не раз измениться. Однако перемены в партийно-политической системе Германии вполне реальны уже сегодня, и их необходимо принимать во внимание вместе со всеми возможными последствиями. Причем никаких предпосылок для разворота этого процесса не наблюдается. Напротив, можно уверено говорить, что в сентябре АдГ с хорошим результатом войдет в парламент Берлина и ландтаг Мекленбурга-Передней Померании, а весной следующего года, по всей видимости, получит места в ландтагах еще трех федеральных земель. Соответственно, нельзя исключать никаких, находящихся в рамках теоретически возможного, вариантов и осенью 2017 года — как на самих выборах в бундестаг, так и по их итогам — в процессе формирования правящей коалиции.

 

[1] Приводимые здесь и далее данные социологических опросов, а также результаты выборов доступны на сайте Wahlrecht.de
[2] ARD DeutschlandTREND, April 2016. Infratest dimap.
[3] Gauland nennt Flüchtlingskrise ein „Geschenk“. Handelsblatt, 12.12.2015.
[4] CDU will Kretschmann Regierungspolitik diktieren. FAZ, 12.04.2016.
[5] В Германии у каждой партии есть свой фирменный цвет. Возможную коалицию ХДС, СДПГ и «Зеленых» принято называть кенийской, поскольку сочетание цветов входящих в правительство партий (черный – красный – зеленый) напоминает государственный флаг Кении.
[6] Widerstand gegen Kenia-Koaliton wächst. MDR Sachsen-Anhalt, 14.04.2016.
[7] CDU in Sachsen-Anhalt spielt mit dem Feuer. Deutschlandfunk, 13.04.2016.
[8] ARD DeutschlandTREND, April 2016. Infratest dimap.
[9] INSA Sonntagsfrage 11.04.2016. Wahlrecht.de.

Vasily FedortsevFEDORTSEV Vasily Alexandrovich

Head of BRIAC,

Candidate of Political Sciences


e-mail: